Интервью Оливье Мина

Fort Bavard: Здравствуйте, Оливье Мин. Спасибо, что откликнулись на наше приглашение. Ваши приключения в форте начались в 2003 году, когда передача сбавила обороты, и после неудачного сезона 2002 года о ней нелестно отзывались в прессе… Учитывая всю эту ситуацию, как прошло ваше вступление в должность?

Оливье Мин: Как нельзя лучше. Я не знал, что «Форт Байяр» балансировал на грани закрытия. К тому времени я не жил во Франции, не занимался телевидением, у меня не было работы, поскольку в 2002 году канал France 2 вторично отстранил меня от эфира (первый раз это случилось в 1998 году). В январе 2003 года я вернулся с игрой «Мишень» (выходила на France 2 в районе полудня до августа 2006 года — прим. ред.). И, поскольку эта игра имела успех, Ив Биго, в те времена директор развлекательных программ канала, вызвал меня и предложил стать ведущим «Форта Боярд». Я попросил несколько дней на размышления. И, если честно, поначалу не собирался принимать предложение. Эту передачу всегда вели люди за пятьдесят, а мне тогда только-только исполнилось 35 лет. Я подумал, что поклонники программы и телезрители вообще единодушно воспротивятся подобной идее. Двумя годами ранее я уже пережил подобное неприятие со стороны поклонников другой передачи, «Пирамиды», и ощутить что-то подобное вновь мне не хотелось. Но Биго настаивал, и ему удалось меня убедить.

Атмосфера подготовки к съёмкам и собственно съёмок была замечательной. Нам пришлось изрядно попотеть под начальством Франсуа-Ксавье Аргийера, Пьера Годда и Яна Ле Гака, но как же это было весело! К тому же это была идеальная возможность, о которой я и мечтать не мог, вновь поработать с людьми, которых я знал с самых первых своих дней на телевидении, с которыми двадцать лет назад трудился над «Фантастическими мирами» и, позже, над «Пират-атакой». Во время всех этих долгих недель подготовки, а затем во время съёмок я сосредоточился на роли, которую мне предстояло исполнить, и на общих чертах стиля ведения передачи. Я рисковал, потому что Adventure Line Productions (компания, снимающая игру для канала France 2 — прим. ред.) не хотела брать меня на пост ведущего программы, равно как и дирекция France 2. И лишь Ив Биго вопреки всем верил в мой потенциал. О, если бы он и сегодня был таким убеждённым на мой счёт! (смеётся) Короче говоря, могу с уверенностью заявить, что в те времена его убеждённость перевесила всё остальное.

Fort Bavard: С самого начала ваша роль постоянно менялась. После распорядителя мероприятия в 2003–2004 годах вы примерили на себя роль «Хозяина Форта» в период с 2005 по 2009 год, затем, в 2010 году, стали мастером церемонии, и, наконец, вновь вернулись к роли распорядителя в этом сезоне. Какая из этих ролей вам более по душе?

Оливье Мин: «Распорядитель мероприятия» — это фикция. Начиная с самого 2003 года я объявлял тех, кто отправится на то или иное испытание, руководил Советом… по сути я и был «Хозяином Форта» с самого начала. Но, чтобы не шокировать народ, и, в особенности, фанатов, мы вместе с руководством решили, что, учитывая мой молодой возраст, будет благоразумней не представлять меня как «Хозяина». Но и в будущем мы никогда официально не объявляли о смене моей роли. Это в прессе после второго года меня неожиданно объявили «Хозяином». Получается, мои коллеги-газетчики уловили это изменение роли до того, как мы сочли уместным объявить о нём официально. Возвращаясь к вашему вопросу — я чувствовал себя уютно во всех «обличиях» на посту ведущего этой передачи, за исключением той искусственной роли, что мне навязали в 2010 году. Я согласился с выдвинутыми мне требованиями под влиянием сильного давления со стороны руководства. Чтобы стать частью новой версии игры, мне пришлось пойти на эту сделку. Очень быстро всем стало ясно, что мы зашли в тупик. И я должен признаться, что мне намного более по душе моя нынешняя роль, которая позволяет мне быть ближе к игрокам, действовать с ними заодно. Что, впрочем, не мешает мне подтолкнуть их, если они расслабляются и перестают выкладываться по полной. Мне очень нравится возможность болтать с ними, не пытаясь постоянно строить из себя начальника, что неминуемо вносит в процесс ноту искусственности.

Fort Bavard: До 2008 года рейтинги были хорошими, а в 2009 году, несмотря на отличные показатели передачи с парой Паркер/Лонгориа вновь начался спад. 2010 год стал последней каплей. Даже несмотря на то, что в форт вновь призвали «анонимов», рейтинги рухнули. Как вы пережили этот период?

Оливье Мин: Сезон 2010 года стал большим разочарованием. Как для телезрителей, так и для нас. Несмотря на это, подобный провал программы я перенёс довольно спокойно. За 22 года карьеры я пережил много успехов и неудач, и знаю, что способность не принимать всё близко к сердцу — самое важное для трезвого анализа случившегося.

Fort Bavard: Оглядываясь назад, чем вы можете объяснить неудачу дуэльной версии 2010 года и успех новой версии этого года?

Оливье Мин: Я был среди тех, кто считал, что будет здорово вернуть «игроков-телезрителей». За последние годы мы получили огромное количество писем с просьбами дать возможность поучаствовать в передаче. При поддержке компании-производителя и канала эта идея стала реальностью. К тому же и рейтинги 2009 года уже обозначили лёгкий спад. Это был способ придать «Форту» новый импульс, вернувшись к тому, что было в первые годы существования игры. Однако желание ужесточить общий тон передачи, сделать из неё приключенческую игру в современных условиях не сработало. Моя роль в этой версии была сложной. Я лишился права разговаривать с игроками во время пауз, мне пришлось держаться более сухо и изображать властного начальника. Кроме того пришлось обращаться к игрокам на «вы», тогда как с самого своего прибытия в эту программу я ввёл традицию обращения на «ты». И тогда это не было простой прихотью. Мне казалось странным в мои 35 лет обращаться на «вы» к игрокам, которые в большинстве своём были моложе меня, и, более того, со многими из которых я находился в дружеских отношениях. К тому же, как во времена Национального конвента, обращение на «ты» позволило подчеркнуть то, то в форте мы все равны. Нет «больших звёзд» или «малых звёзд», мужчины и женщины приезжают в форт сражаться и зарабатывать байяры для своей ассоциации. Это правило распространялось на всех. Даже на принцессу Монако Стефанию, любезно согласившуюся поучаствовать в игре — после того, как я ей объяснил, что дело не в моей невежливости или недостатке уважения к её титулу и общественному положению. И я очень дорожил этой устоявшейся уравнительной политикой… В общем, все эти особенности, плюс тот факт, что принцип поединка двух команд разрушил дух форта, введя идею соперничества между игроками там, где в прошлые годы были лишь солидарность и взаимопомощь, и привели к тому, что новая версия большинству не понравилась. Концепция «Форта Байяр» невероятно эффективна, но при этом и уязвима. Она базируется на нескольких принципах, один из которых заключается в том, что команда, прибывшая сюда, должна сражаться против форта. И только против форта! В заключение я бы хотел призвать забыть о версии 2010 года. Мы выбрали неверный путь. Но не ошибается тот, кто ничего не делает.

Fort Bavard: Что из новинок сезона 2011 года вам понравилось?

Оливье Мин: Много чего. Прежде всего, тот факт, что мы вернулись к истокам. Одна команда, раскованная атмосфера, забавные и сложные испытания, а также возвращение персонажей форта как неотъемлемой части игрового процесса. «Форт Боярд» позиционируется как семейная передача: приключения и развлечения, тайны, волшебство, дух сказок Шарля Перро — здесь есть всё. Вернуть всё это было необходимо, чтобы понять, не потеряли ли зрители интерес к игре. «Форт Байяр» воспринимают по-разному. Те, кто думают, что это программа для детей, ошибаются. Наша программа никогда не была детской. То, что она покорила детей, и то, что дети тех детей смотрят её сегодня — это большая удача. Но я никогда не соглашусь с тем, что это молодёжная передача, потому что она таковой не является. Я всегда по мере возможности стараюсь следить за своим лексиконом, ведь мы выходим в прайм-тайм. Но что я могу поделать, если у игроков вырываются «б…» и «п…»? Жаль, что это слышат дети, которые нас смотрят. Но это не так страшно, как то, что они иногда слышат по телевизору и постоянно встречают в интернете в течение всего остального года. Мне нравятся проекты и перемены нового сезона. Смена облика некоторых келий, разделение их на разные миры мне кажется отличной идеей. Это помогает создать ту таинственную обстановку, о которой я говорил. Оформление дверей отдельных келий создаёт определённую интригу. И разрушает монотонность. Новые персонажи стали частью передачи. Хоть Судья Бланш и заслуживает более определённой роли в новом сезоне. Мне кажется разумной мысль смешать испытания и приключения. Это позволило значительно разнообразить действие. И, чтобы закрыть тему, скажу, что эта общая переменчивость структуры программы делает всё намного более понятным.

Fort Bavard: Давайте теперь поговорим о вас, Оливье. Большинство пользователей интернета желают, чтобы вы сохранили пост ведущего игры в следующем году, однако нельзя сказать, что France 2 торопится сделать вам предложение. Несмотря на всё это вы хотите продолжить свои приключения в форте Боярд в 2012 году?

Оливье Мин: Я-то хочу. Но, ещё раз напоминаю, не всё зависит от меня. Клод-Ив Робен, уже бывший генеральный директор France 2, вызвал меня к себе в конце лета, чтобы подтвердить, что игра продлена на следующий сезон, и они вместе с Перрин Фонтен и Натали Андре (директор программ France 2 и директор развлекательных программ France 2, соответственно — прим. пер.) будут рады, если я останусь её ведущим.

Fort Bavard: Не боитесь, что ярлык ведущего «Форта Байяр» приклеится к вам слишком сильно, и вас будут воспринимать лишь в таком качестве?

Оливье Мин: Но ведь уже почти четыре года меня видят лишь в форте и исключительно в роли ведущего! Так что это уже случилось! Чего же ещё бояться? А что касается ярлыков, они годятся лишь на то, чтобы их оторвать и выбросить в корзину. Когда я вёл «С добрым утром!», утренний журнал на France 2, мне уже задавали подобный вопрос. «Форт Боярд» всегда будет важнейшей частью моей телевизионной карьеры. 2012 год станет моим десятым сезоном, и я не чувствую ни малейшего утомления. На данный момент это передача, которую я вёл дольше всех остальных. И за последние девять лет она не мешала мне заниматься кучей других вещей. Взять хоть этот год — работа над съёмками «Форта» заняла у меня пять дней, тогда как в качестве актёра я провёл на съёмочной площадке целых восемьдесят. Так что, как видите, ярлыки со временем меняются.

Fort Bavard: Если придираться к мелочам, некоторые поклонники считают, что в этом сезоне вы ведёте себя несколько отстранённо с участниками. Не сложно ли играть одновременно роль мастера церемонии и роль, которую до 2009 года исполняла соведущая, являвшаяся в некотором роде седьмым членом команды?

Оливье Мин: Первый раз слышу, что я веду себя отстранённо с участниками. Наоборот, я получал кучу сообщений, в которых меня упрекали в том, что я слишком близок к команде и постоянно смеюсь вместе с ними. Так что разные мнения есть на этот счёт. Послушать людей, так одним слишком много, другим слишком мало. Я уже говорил, что именно возможность вести себя непосредственно и быть так близко к игрокам доставила мне массу удовольствия в этом году. И если кто-то видит лишь отстранённость и холодность, что тут поделаешь была бы причина, а повод найдётся! Но, нравится это нашим придирчивым зрителям или нет, а я и в 2012 году буду вести передачу в том же стиле. Что касается совмещения двух ролей, это совсем не сложно, потому что мне больше не нужно строить из себя Хозяина и властного надзирателя. Я не руковожу какой-то церемонией, я всего лишь веду весёлую программу, в которой участники развлекаются, пугаясь и преодолевая себя. Впрочем, это не значит, что я не сожалею об отсутствии напарницы.

Fort Bavard: Анн-Гаэль Риччио возвращалась в форт, чтобы провести две не вышедшие в эфир передачи, проводимые в рамках конкурса, организованного «Prince de LU», спонсором передачи в 2011 году. Это знак её будущего возвращения в игру?

Оливье Мин: Анн-Гаэль действительно вела две «детские» передачи с участием победителей конкурса «Prince de LU». Мне самому предлагали приехать в форт и провести эти игры, которые снимали лишь для детей и их семей. Но мой июльский график не позволил мне вернуться в Шаранту. И я предложил Анн-Гаэль, с которой мы очень близки, заменить меня, не будучи уверен, что она согласится. И я рад, что она согласилась. Знаю, что и съёмочная группа «Форта» была рада её приезду. Эту девушку невозможно не любить. Но является ли это знаком её возвращения в передачу? Я не знаю. Я бы с радостью снова поработал с ней в любой передаче, в «Форте» или ещё какой другой. У нас был потрясающий дуэт в прошлом, на канале TF6. Мы вместе пытаемся придумать, как воссоздать этот дуэт в какой-нибудь небольшой программе. Будем работать над этим в будущем. Что же касается «Байяра», мне кажется, замысел авторов — сохранить одиночный пост ведущего. Но на телевидении никогда ничего не знаешь заранее!

Fort Bavard: Вы уже два сезона в одиночестве стоите у руля передачи. А ведь дуэт ведущих — это традиция «Боярда» с самого создания игры в 1990 года. 70% пользователей интернета высказываются за возвращение соведущей. А вы?

Оливье Мин: Между тем, изначально об этой традиции и не помышляли. Но Патрису Лаффону было тяжело бегать (в чём он сам признавался), и дирекция ввела в игру соведущую, которая должна была сопровождать команду на всём протяжении передачи, и, соответственно, бегать вместе с ними, в то время как ведущий занимал место перед следующим испытанием. Впрочем, со временем это действительно стало традицией. Что касается меня, мне очень приятно работать в паре с красивой девушкой. Особенно с Анн-Гаэль, с которой у нас уникальное взаимопонимание. В «Форте» не всегда было возможно оценить его подлинный потенциал, потому что наши роли не позволяли раскрыть его в полной мере. Я был бы счастлив, если бы она вновь была рядом со мной, в крепости или где ещё. Это всё, что я могу сказать.

Fort Bavard: Какие воспоминания у вас о двух ваших напарницах, Саре Лелюш (2003–2005 года) и Анн-Гаэль Риччио (2006–2009 года)?

Оливье Мин: Мне часто везло, и мои отношения с молодыми женщинами, которые вынуждены находиться рядом со мной, почти всегда перерастали в прекрасную дружбу. Более того, зачастую я становился их крёстным отцом на телевидении. Так было и с Сарой Лелюш, и с Виржини Гийом (французская телеведущая — прим. пер.). Поэтому у меня прекрасные воспоминания о Саре и Анн-Гаэль, которые совершенно разные по своему характеру. Вместе с Сарой мы впервые открывали для себя эту игру. Вдобавок, для неё это было первым погружением в пучину прайм-тайма. И она бросилась в неё с большой отвагой и добилась успеха. У нас сразу же возникла взаимная симпатия. Это большая удача, когда речь идёт о ведении передачи. И, более того, наша дружба продолжается, мы регулярно встречаемся, и получаем от этих встреч большое удовольствие. Вместе с ней нам никогда не приходилось притворяться. Таким же чудом была и работа в паре с Анн-Гаэль, хоть и нельзя сравнивать эти отношения, складывавшиеся в разных условиях. И, как и с Сарой, мы с Анн-Гаэль очень, очень, ОЧЕНЬ много смеялись. Эти девушки смешили меня, и, думаю, я смешил их. И в наших отношениях ничего не изменилось. Никому не удалось повлиять на нашу дружбу. Я питаю к ним обеим огромную симпатию и привязанность. Думаю, и они ко мне тоже.

Fort Bavard: Можете ли вы поделиться с пользователями интернета каким-нибудь секретом съёмок передачи?

Оливье Мин: Если рассказать о секрете, он перестанет быть секретом. Я знаю, что на вашем сайте (www.fortboyard.net — прим. пер.) множество подобных вещей. Во время празднования десятилетия, затем пятнадцатилетия, и, наконец, двадцатилетия передачи было выдано много секретов. Думаю, об этом говорят больше, чем следует. Когда программа окончит своё существование, я, если буду жив, расскажу вам все секреты, которых вы пока ещё не знаете.

Fort Bavard: Вы знаете все закоулки форта, вы ночевали в крепости во время съёмок нескольких сезонов, вы встречались с десятками игроков. Ваше лучшее воспоминание?

Оливье Мин: За почти десять лет их набралось множество. Этот вопрос мне очень часто задают журналисты, потому что, признаюсь, я очень редко на него отвечаю! (улыбается) Могу вспомнить о том, как ночью я поднимался на террасу, чтобы посмотреть на звёздное небо. Слышать, как волны мягко бьются о скалы у форта, наблюдать за Млечным путём, вытянувшимся над крепостью, затерянной в открытом море… Мало кто может похвастаться тем, что ему довелось пережить подобное. Мне, человеку очень чувствительному к атмосфере мест, которые полны историй и самой Истории, всегда было очень комфортно в ночном форте. Это место не суровое. Скорее наоборот, волшебное. И я вряд ли когда-либо забуду эти мгновения, проведённые между небом и морем. Они мои. Больше я вам ничего не скажу.

Fort Bavard: А худшее воспоминание?

Оливье Мин: Таких нет. Честно, нет. Конечно, моменты невероятной усталости во время съёмок, когда чувствуешь, что вот-вот упадёшь без сил — такое было. Но помощь и постоянная поддержка моих друзей из технического персонала «Форта» всегда была сильнее боли и изнеможения. Это тоже большая удача, подобная доброжелательность со стороны технической бригады. Я часто сравниваю их с гарнизоном, и я всегда рад встрече с ними. «Мои бойцы», как я их называю — первоклассные ребята. Некоторые из них упрямы, но все они великодушные и добрые люди. На что же мне жаловаться?

Fort Bavard: Какое из испытаний вы хотели бы пройти? И какое вас больше всего удивило?

Оливье Мин: Это старый конкурс, но, несомненно, это «Катапульта»! А самым удивительным испытанием для меня остаётся «Эскалибур». Потому что канат перерубает не лезвие меча, а его вес и сила удара игрока, сражающегося с канатом. И способность махать орудием, весящим более 25 килограмм, после того, как набегаешься и поучаствуешь в других испытаниях, остаётся для меня примером необычайной выносливости и настоящей силы. И, конечно, я восхищён всеми, кому удалось справиться с этим заданием.

Fort Bavard: Ваше любимое место в форте?

Оливье Мин: Терраса!

Fort Bavard: Если бы вы были персонажем форта, то кем?

Оливье Мин: Кем-то, кого ещё не было!

Fort Bavard: Есть выпуски «Форта Байяр», особенные для поклонников: а именно те, в которых участвуют бывшие ведущие. Почти все из них готовы поучаствовать в игре, кроме Сандрин Домингез, которая боится, что ей достанется конкурс со змеями. Нельзя ли как-то убедить её, что ей не придётся иметь дело с рептилиями, чтобы поклонники Сандрин могли увидеть её в испытаниях?

Оливье Мин: Мы в форте никого не заставляем делать что-то, если его фобия настолько велика, что причиняет ему страдания. Я гарантирую это. Что касается Сандрин, с которой я хорошо знаком, хоть мы и редко видимся, и которую я очень люблю (около 20 лет назад я вёл вместе с ней свою первую передачу в прайм-тайм), то могу вам сказать, что версия со змеями не выдерживает никакой критики. Если бы проблема была только в этом, змей бы убрали. Нет, если Сандрин ни разу не вернулась в форт, это, по-моему, из-за того, что страница «Форта Боярд» для этой женщины уже перевёрнута. И из-за того, что у неё нет никакого желания туда возвращаться. И я это очень хорошо понимаю. Мне жаль, что её не было в игре, посвящённой двадцатилетию, но я её понимаю. Я и сам не могу поручиться, что когда-нибудь, если меня выгонят или я сам решу оставить пост ведущего этой программы, я захочу вернуться в форт. У меня с этим местом связано множество воспоминаний, особых моментов. А места, с которыми связаны воспоминания, вызывают у меня сильную меланхолию, и не факт, что моя ностальгия придётся к месту.

Fort Bavard: Кстати, а почему бы не собрать большую команду со всеми бывшими ведущими игры, от Мари Талон до Жан-Пьера Кастальди и Сары Лелюш?

Оливье Мин: Опять же, возникнет проблема с Сандрин. А что касается Мари Талон, то перед съёмками игры к двадцатилетию я просил, чтобы её позвали. Она отказалась. И её я тоже могу понять. Когда-то её выгнали за профнепригодность. Так что для неё это тоже давняя история. Знаю, что говоря всё это про Сандрин и Мари, я, несомненно, огорчаю давних поклонников передачи. Но я действительно думаю, что недалёк от истины. Ну а что до большой команды возможно, на тридцатилетие? Правда, в каком состоянии мы всегда тогда будем.

Fort Bavard: Мы не можем участвовать в игре, но что вы скажете насчёт того, чтобы позволить поклонникам опробовать новые испытания в 2012 году? Поможете нам в этом?

Оливье Мин: Могу лишь посоветовать вам задать этот вопрос руководству. Мой голос вряд ли что решит, потому что те, кто тестируют испытания, должны соответствовать определённым критериям. Но если поклонники, о которых мы говорим, им соответствуют, с этой стороны не будет никаких преград! Я поддержу вас.

Fort Bavard: Если завтра вам предложат продлить контракт с «Фортом» на девять лет, что вы ответите?

Оливье Мин: Меня не просили подписывать контракт на девять лет в самом начале. И каждый год особо оговаривается: текущий контракт ни в коей мере не предполагает того, что Adventure Line Productions потребует от меня вести передачу в году следующем. Теперь вы видите, насколько мной дорожат! (смеётся) Ну и потом, сама компания больше не подписывает трёхлетние контракты, так с чего ей делать исключение для меня?

Fort Bavard: Съёмки «Форта Байяр» длятся не более недели в году. Что представляет собой жизнь Оливье Мина в остальную 51 неделю?

Оливье Мин: В этом году более восьмидесяти дней я провёл в Брюсселе, на съёмках шестисерийного франко-бельгийского фильма «Напрасно или нет». Моими партнёрами были Марианн Баслер, Александра Вандернут и Бернар Йерле. Фильм будет показан по France 3 в следующем году. Также я работаю над несколькими проектами вместе со своей французской компанией. Некоторые проекты предназначены для Франции, другие — для зарубежных стран. Olivier Productions занимается телевизионными программами, а также продюсирует музыкальные проекты и спектакли. В прошлом году Universal выпустил музыкальный альбом Mademoiselle Maya «En Ut Intégral» с уникальными песнями, и эти песни звучат в спектакле, который прошёл в Париже в августе, и должен быть повторно дан в начале 2012 года. Я заканчиваю работу над другим альбомом великолепной французской эстрадной музыки, который должен выйти в скором времени. Также я продвигаю одну артистку, потрясающую джазовую певицу, и мне очень хотелось бы, наконец, увидеть её на сцене и записать её альбом.

Реализация телевизионных проектов отнимает уйму времени, к тому же моя компания не входит в какую-либо из крупных групп, и ей приходится выбивать себе место под солнцем в неравных условиях. Но я не перестаю восхищаться всем этим. Кроме того, в качестве автора и режиссёра я продолжаю работу над двумя документалками, одна из которых рассказывает об истории дикторского ремесла с 1936 года. Это будет необычный фильм, который рассмешит представителей и нового, и старого поколений, благодаря кадрам, которые мне удалось раздобыть, и которые в большинстве своём просто сюрреалистические. И другой документальный фильм, очень важный для меня, сценарий которого я написал в прошлом году. Это фильм об актёре Луи Журдане, последней французской легенде Голливуда. Мы встречаемся несколько раз в неделю в Лос-Анджелесе, где он живёт, и, помимо плодотворного сотрудничества, отношения, которые у нас сложились, меня просто-напросто восхищают. Подумать только, ведь в самом начале он и слышать ничего не хотел, настолько ему был неинтересен сам факт того, что кто-то проявил к нему интерес. Параллельно я пишу книгу о его жизни, основанную преимущественно на фотографиях, которые мне передал Луи. И, наконец, Olivier Productions принимает участие в производстве нескольких художественных фильмов. Один из них, «Дети запрещаются», снимается в октябре этого года, автор сценария и режиссёр фильма — Жак Ренар. Моя американская компания выбирала локации для эпизодов, снятых в Калифорнии.

Fort Bavard: Какие у вас проекты?

Оливье Мин: Продолжить работу надо всем тем, что я только что перечислил. С октября по ноябрь я вместе с Лин Рено буду в качестве актёра участвовать в съёмках фильма, затем ненадолго съезжу в Штаты, чтобы продолжить работу над сценарием своей документалки и подыскать места для съёмок фильмов и передач для бельгийских, швейцарских и, разумеется, французских компаний! В качестве ведущего я буду представлять серию из шести передач в прайм-тайм на Gulli, которые выйдут в эфир в первой половине 2012 года, а также поучаствую в других проектах на France 2, о которых я вам расскажу подробней через несколько недель (речь идёт о передаче Себастьяна Коэ «За кулисами шоу», эфир которой запланирован на France 2 12 ноября, в 20:35 — прим. ред.).

Fort Bavard: Оливье Мин, огромное спасибо за то, что ответили на наши вопросы. Ваше заключительное слово?

Оливье Мин: Всё выше и выше! Такую характеристику мне дали при приёме в скауты. И я не просто так кричу её в конце передачи, эти слова многое для меня значат. Всегда стараться ставить перед собой высокие задачи, чтобы избежать опасности приучиться довольствоваться малым, и, главное, чтобы не опустить руки. Что часто случалось со мной, когда я был маленьким мальчиком. Я попросил руководство, чтобы они разрешили мне вновь кричать эту фразу в конце передачи. Год назад, из-за введения нового формата меня попросили прекратить её произносить. Для меня важно и то, что в этом лозунге сформулированы идеалы как физические, так и духовные. И то, что она так понравилась молодёжи — не мелочь. Теперь вы знаете, что в этой фразе скрыт личный смысл.

Орельен Лекашёр и Гийом Комон


http://www.fortboyard.net/article848.html
Перевод: сайт «Форт Боярд в России»



Наверх