Мой визит в Форт Боярд

Всё началось 15 мая, около восьми часов вечера, когда мне позвонил Пьер Годд, продюсер «Форта Байяр». К сожалению, я не мог долго разговаривать в этот момент, поэтому он сказал мне лишь пару слов: «Хотел узнать, будешь ли ты свободен 2 или 3 июня». Начиная с этого момента, я пребывал в полной уверенности, что меньше чем через месяц мои ноги ступят на каменный пол форта! Спустя несколько дней я перезвонил Пьеру, и он объяснил, что действительно решил пригласить меня провести два дня и одну ночь в форте Боярд. Он предложил мне присоединиться к экскурсии для прессы, которая впервые длилась два дня и журналисты впервые должны были узнать, каково это — провести ночь в форте. За неделю до отъезда со мной связался пресс-секретарь Adventure Line Productions и дал мне необходимые инструкции о месте встречи и о том, что я должен был с собой взять (спальный мешок, тёплую одежду, ветровку…).

После нескольких ночей, полных снов о том необычном, что мне предстояло пережить, долгожданный день наконец-таки наступил. Встреча с журналистами и двумя пресс-секретарями (France 2 и ALP) была назначена на парижском вокзале Монпарнас в 14:15; наш поезд отходил в 14:45. Я прибыл первым, за мной подоспели восемь журналистов, шестеро из которых работают в изданиях, специализирующихся на телевизионных передачах, а двое других — сотрудники «Le Parisien» и «Mon quotidien». В поезде нам раздали пресс-релизы France 2 с описанием всех новинок сезона 2009, а также книгу Жан-Пьера Митресэ «Секреты форта Боярд». Кроме того, мы смогли опробовать новую игру о «Форте» на консоли DS. Я погрузился в чтение пресс-релиза, сгорая от нетерпения узнать о новых правилах и испытаниях 2009 года, а затем развлекался, слушая рассказы журналистов о забавных случаях из жизни телевизионных знаменитостей, с которыми им довелось встречаться.

После двух с половиной часов путешествия на поезде TGV мы прибыли на вокзал Сюржера. Погода была просто замечательной, и она оставалась такой во время всего нашего визита в форт. В Сюржере нас ожидал микроавтобус, на котором мы доехали до мыса Де Ла Фюме в Фура. Там нам предложили подождать прибытия катера в офисе ALP, где нас встретил Эрик Бюрон. Участник телеигры в 1990 году, стажёр-управляющий в передаче со следующего года, он поднялся по карьерной лестнице до директора программы. Выпив по чашечке кофе, мы направились к только что прибывшему из форта катеру с окончившей свой рабочий день технической командой на борту. Среди прибывших я узнал Яна Ле Гака (Старца Фура), который изначально должен был провести ночь в форте вместе с нами, но ему пришлось отлучиться по делам; Антуана, «мсье Безопасность», который экипирует игроков перед началом так называемых «воздушных» испытаний; и, наконец, Оливье Мина, которого я сразу не заметил. Прежде чем подняться на борт катера, я подошёл повидаться с ним, представиться и пожать ему руку. В 18:45 «Sea Surfer» отправился к форту, куда мы и прибыли спустя четверть часа. Меня подняли на знаменитой корзине на платформу, и я, наконец, смог войти внутрь этого места, такого таинственного и такого недоступного. Волнение было непередаваемым.

На входе я встретил Пьера Годда, с которым поделился своими первыми впечатлениями, а также Фредерика Тальфюмьера (художественного руководителя), Мануэля Бланке (это тот, кто занимается конструированием всех испытаний с самых первых лет; в форте его прозвали «Винт Разболтайло», в честь персонажа «Утиных историй»), и с электриками, которые остались, чтобы проверить систему освещения. Нам сразу же показали наши комнаты. Моя, которую я разделил с журналистами-мужчинами, находилась в келье с «Подвешенными стременами» (115). Девушкам отвели две смежных кельи: 116 (раньше там располагалась жилище Дикарки и «Стальная Рука»; в настоящее время помещение в игре не задействовано) и 117 — обитель мсье Чана.

После нескольких фотографий на память, команду журналистов и меня пригласили на террасу форта, где Пьер Годд объяснил нам концепцию передачи образца 2009 года. Все внимательно слушали и делали пометки в блокнотах, однако, как я заметил, некоторые журналисты явно запутались в объяснениях. К счастью, всё объяснив, Пьер позвал нас посмотреть на новинки. Сначала центральная часть передачи, меняющаяся каждый год — я испытал её в компании с одной из журналисток, затем Зал Совета, который также подвергся некоторым модификациям. После нас отвели на цокольный этаж и продемонстрировали все «технические» помещения — от кабинетов руководства до зверинца, с заходом в режиссёрскую аппаратную и мастерские по изготовлению испытаний.

После экскурсии нас позвали посидеть во дворе первого этажа. Когда дело дошло до холодных закусок, приготовленных поваром форта перед его отплытием на континент, на часах было уже десять вечера. Я сидел рядом с Пьером Годдом, который ответил на все мои вопросы, кроме самых нескромных, касающихся наиболее охраняемых секретов форта — например, вопросов о том, что содержится в банках в испытании Мыши, а также рассказал, как появился «Форт Байяр» и с какими сложностями столкнулись создатели передачи.

В одиннадцать часов торжественно зажглись огни форта. Подсветка выглядела просто великолепно! Я поспешил взять в руки свой фотоаппарат и сделать кучу снимков окружающих меня роскошных видов. В полночь электрики открыли сокровищницу, чтобы произвести настройку освещения. Пользуясь этим моментом, я проник внутрь и снял ещё несколько кадров, которые получились гораздо лучше тех, что мне не без труда удалось сделать ранее из-за решётки. А ещё я поговорил с Маню, главным конструктором, который рассказал, как они переоборудовали сокровищницу и постамент у входа в неё. Колоссальная работа, пусть даже и заметная лишь самым отъявленным фанатам.

Затем я в одиночку отправился в тёмный лабиринт, который полностью соответствует своему названию: ночью, без подсветки, разглядеть путь, по которому проходят игроки-пленники навстречу своей свободе, практические невозможно. После я присоединился к журналистам на террасе. Обмениваясь впечатлениями, мы провели здесь более часа. И лишь когда свет погас, и мы оказались почти в полной темноте, было решено наконец-таки пойти спать. Было около половины третьего ночи. Программа следующего дня предусматривала ранний подъём — завтрак был запланирован на восемь утра.

Я проснулся в 7:20 и спать уже не хотелось. Действительно, столько ещё можно сделать в этом чудесном месте, где я нахожусь, а поспать можно и потом! Захватив фотоаппарат, я в одиночку совершил подробную экскурсию по форту, у которого не было от меня почти никаких секретов, ведь я знал наизусть расположение всех испытаний. Все эти сорок минут, пока народ спал, форт был в моём полном распоряжении. За этот короткий отрезок времени я сделал порядка 130 снимков — по большей части общие виды форта и испытаний, старых и новых. Свою прогулку я окончил на башне, после чего спустился, чтобы проглотить кусок торта в качестве завтрака. У меня даже не было времени на то, чтобы как следует поесть или помыться!

В девять утра Пьер отвёл нас на второй этаж, чтобы начать тестирование новых испытаний. Первым мы должны были испытать «Стенную болезнь». Пьер поинтересовался, кто хочет попробовать. Поскольку журналисты смотрели друг на друга, ясно давая понять, что пробовать никто не желает, Пьер предложил отправиться на испытание мне. Опустошив карманы, я приступил к покорению раскачивающейся вправо-влево стены. Упал несколько раз и сказал себе: «Да это же просто невозможно! Стоит приблизиться к ключу, как стена начинает качаться». А затем мне удалось найти правильную систему: нужно взобраться на самый верх, и, держась за верхнюю часть стены, наклониться к ключу. То есть, ключа там не было, были лишь щипцы, к которым он обычно крепится. Мне удалось это сделать, и, по-моему, я уложился в отведённое время (2--3 минуты).

Вторым испытанием стал «Трансформатор». Никто по-прежнему не горел желанием испробовать его, поэтому вновь отправился я. Мне довольно легко удалось открыть пять дверок при помощи некой разновидности штопора на трансформаторе. Затем Маню поместил на положенное место ключ. Электрическими щипцами я расплавил железную нить и забрал его уже второй мой ключ!

Выходя из кельи, я заметил на своём большом пальце длинный, но, к счастью, неглубокий порез. Странно, я ведь даже ничего не чувствовал. Поразмыслив, пришёл к выводу, что порезался, когда пытался ухватиться за довольно-таки острые щипцы в испытании «Стенная болезнь». Решил, что после испытаний загляну в медпункт форта для дезинфекции раны. И это будет кстати, потому что именно этого помещения не хватало в моём списке для полноты картины.

Следующим испытанием был «Смэш», в келье 108. Его опробовал журналист «Télé Poche» и ведущий передачи «Лото» на France 2 Сириль Феро. Я пытался запечатлеть процесс на фотоплёнку, но, к сожалению, из-за рассекающей воздух ракетки кадры выходили совершенно смазанными. Это испытание далось Сирилю без особых трудов — он уверенно бил по мячику, висящему довольно высоко. Я в этом испытании участия не принимал, но, поскольку я довольно-таки небольшого роста, не уверен, что смог бы добиться успеха.

Следующее испытание — «Трубки-ступеньки». Декорации к нему ещё не успели до конца выкрасить, а на полу не было мягких матов, предотвращающих болезненные падения, поэтому мы не смогли его опробовать. Однако Маню забрался наверх и попозировал фотографам!

В продолжение нашей экскурсии по второму этажу форта, крайне богатому на новинки (5 из 6 новых испытаний расположены именно на втором этаже), мы добрались до кельи с «Бильярдом» (118). Интерьер кельи был просто великолепен!

Стать первооткрывателем испытания выпало пресс-секретарю France 2. Она сразу же загнала первый шар в центр, но как только решётка и подставка, на которой девушка стояла, начали раскачиваться, задание серьёзно усложнилось, и ей так и не удалось вогнать шары в два оставшихся ящика. В конце концов её заменила журналистка «Télé Star», которой, впрочем, также не удалось отличиться. А затем настала моя очередь испытать судьбу. Я был не очень уверен в результате, но мне всё же удалось забить оставшиеся два шара. В общей сложности это испытание длилось пять минут! Несомненно, что это одна из самых сложных новинок сезона 2009.

Наше знакомство с нововведениями закончилось у клетки с тиграми испытанием «Хлыст». Маню забрался в тигриную клетку, а одна из журналисток взялась за выполнение задания. После нескольких попыток ей удалось справиться с ним. После этого я попросил Маню вернуть ключ на место и дать попробовать мне. Взяв в руки палку, я удивился её весу: маленькая гирька, подвешенная на конце этой удочки, делает обращение с ней крайне затруднительным. Вдобавок крючок неудобной формы, и завести его в кольцо ключа очень сложно. Мне удалось получить ключ за отведённое время, но для этого пришлось распластаться по прутьям клетки, и я не уверен, что смог бы сделать то же самое, если бы внутри неё был тигр.

Испытания закончились, а я поздравил себя с тем, что самостоятельно заработал четыре ключа! К сожалению, работы над приключениями ещё не были завершены, и опробовать их мы не смогли. Пока другие журналисты в свою очередь пытались выполнить некоторые испытания — на этот раз без зрителей, не боясь показаться глупыми, — я продолжил осмотр крепости. Необходимо было поспешить, потому что часы показывали уже десять утра, близилось время отплытия, а я ещё не успел посетить все испытания. Я пробежал по проходам форта, прошёл по очереди кельи с испытаниями, используя боковые двери, чтобы сэкономить время, и старался быть как можно более незаметным (кто знает, вдруг про меня забудут и уедут без меня). В конце концов, я вернулся в свою комнату, свернул свои пожитки (не было времени сложить их как следует), и отправился на платформу. Когда я добрался до неё, первый «зодиак» (маленькая быстроходная лодка) уже ушёл, и я подождал второго вместе с оставшимися журналистами и Эриком Бюроном. Когда лодка прибыла, я вновь забрался в корзину. На этот раз меня не пристегнули, и корзина опустилась к самой воде ещё до того, как лодка приблизилась к ней! «Зодиаку» потребовалось десять минут, чтобы доставить нас на остров Экс, куда мы прибыли около одиннадцати часов. Катер к Фура отправлялся в 11:30, поэтому у нас было немного времени прогуляться по острову и зайти в сувенирную лавку, где я купил несколько открыток.

Во время пути я разговаривал с Эриком Бюроном, который рассказал мне кое-какие вещи — в частности, об иностранных версиях. Но и после того, как мы прибыли на место, ничего ещё не закончилось! Сложив свои вещи в офисе ALP, мы отправились в расположенный неподалёку ресторан «Океан», где нас ждал обед в компании Оливье Мина и Анн-Гаэль Риччио. Мы прибыли в полдень, именно на это время была назначена встреча, но ведущих ещё не было.

Наконец, где-то с получасовым опозданием, явился Оливье, а Анн-Гаэль появилась ещё позже! Таким образом мы смогли приступить к беседе. Оливье признался, что он прочитал досье, написанное поклонниками передачи, и что он находит этот труд поистине удивительным. Также он сказал, что он за возвращение обычных игроков, но, разумеется, решать не ему.

Когда обед подошёл к концу, было уже два часа дня, и мы поспешили, боясь опоздать на поезд. Эрик Бюрон подарил каждому из нас по байяру. Это уже шестая подобная монета в моей коллекции, но, должен сказать, что этот байяр был для меня самым ценным — во-первых, потому что он был совсем новым, ещё упакованным в пластик, а, во-вторых, это была память о том незабываемом путешествии, в котором я поучаствовал. В этой спешке перед отъездом я не успел сфотографироваться вместе с Анн-Гаэль, но зато Оливье написал дружеское послание для моего сайта (http://www.fort-boyard.fr — прим.пер.).

В поезде, по пути назад, было гораздо спокойней, чем тогда, когда мы ехали к форту — все были порядком вымотаны. Сидя рядом с пресс-секретарём ALP, я погрузился в чтение книги Жан-Пьера Митресэ, из которой я прочитал лишь пару страниц на пути туда. Когда поезд прибыл, мы попрощались друг с другом, абсолютно счастливые от пережитого нами невероятного приключения.



Шарль Тассери


Visite du fort par Charles Tasserit
Перевод: сайт «Форт Боярд в России»
Наверх