Пастам, изгнанный из «Форта Боярд»

Сильвен Коттен: Вы провели двадцать лет в качестве проводника игроков по форту. Как вам сообщили новость о вашем отстранении?

Ален Прево: Сообщили по телефону, сослались на проблемы с бюджетом… но неужели я, которому платили всего 150 € за день съёмок, подвёрг такой опасности бюджет передачи? Подумать только, четыре года назад я окончательно решил осесть в Приморской Шаранте! Но теперь всё кончено, я продаю свой ресторан и уезжаю из этого региона. И никогда больше не буду смотреть эту передачу.

Cильвен Коттен: Однако дирекция утверждает, что их решение «связано с требованиями творческого плана, призванными удовлетворить пожелания телезрителей»

Ален Прево: Это самая дурная причина, которую они могли выдумать. Вам достаточно прогуляться со мной пять минут по улицам, и вы увидите, насколько я популярен, особенно среди молодёжи и даже среди англичан или бельгийцев. Не так давно одному гипермаркету на севере Франции пришлось нанять девять дополнительных охранников, чтобы охранять нас во время представления. Но с 2005 года меня мало-помалу пытались вытеснить из передачи — в частности, отстранили от съёмок в иностранных версиях.

Сильвен Коттен: С чего бы вдруг делать вас жертвой заговора?

Ален Прево: Я всегда честно выполнял свою работу, но, скажем так, не очень ладил с продюсером. Потому что насколько порядочен Оливье Мин, настолько же некоторые люди там делают всё, чтобы испортить атмосферу этой легендарной игры. И это будет заметно и по телевизору нынче летом. В начале, в 1990 году, в первом сезоне, мы все отлично проводили время и были полны уверенности в завтрашнем дне. Теперь же каждый сидит в своём уголке, наедине со своим личным дерьмом. Шоу-бизнес подмял «Форт Байяр».

Сильвен Коттен: Вам 56 лет. Когда в 2004 году на работу взяли третьего и самого молодого карлика, вас это не встревожило?

Ален Прево: Несомненно, дирекция намеревалась омолодить состав, но мне не хочется никого обвинять. Пасмюрай, равно как и Паспарту с Лябулем, мой настоящий друг. И он разделяет моё мнение. Правда, все мои друзья по «Форту» боялись, что их тоже выгонят, если они выскажутся в мою поддержку.

Сильвен Коттен: И всё-таки «Форт Боярд» был большой удачей всей вашей жизни…

Ален Прево: Несомненно, он полностью изменил мою жизнь и, отчасти, жизнь всех карликов Франции. Двадцать лет назад и дня не проходило, чтобы кто-нибудь не показал на меня пальцем и не сказал: «Видал этого мелкого гнома?». Сейчас же я если и слышу такое, то не больше пары раз в год… То же самое касается и всех других карликов, которых теперь с любовью называют «Паспарту».

Сильвен Коттен: Тем не менее, нельзя сказать, что роль, отведённая карликам «Форта Байяр», повысила статус людей маленького роста?

Ален Прево: Но нас же никогда не переодевали в клоунов или шутов. Уверяю вас, что этот дурацкий цирковой образ или образ типа «Белоснежка и семь гномов» исчез благодаря этой передаче.

Сильвен Коттен: Однако некоторые всё-таки продолжают практиковать такую забаву, как метание карликов…

Ален Прево: В восьмидесятых годах, прежде чем пройти отбор в «Форт», я сам занимался реслингом. Надо же было как-то зарабатывать на хлеб… Но больше я с этим не связываюсь. Недавно написал автобиографию, и теперь мечтаю, чтобы по ней сняли фильм.

Сильвен Коттен


SudOuest, http://www.sudouest.fr
Перевод: сайт «Форт Боярд в России»
Наверх